Наследие женщин в аниме с Funimation | Логово компьютерщиков

Наследие женщин в аниме с Funimation | Логово компьютерщиков Медиа

Так здорово играть таким персонажем. Я чувствовал, что это изменило жизнь, потому что тогда вы уйдете оттуда, и все эти стигмы, работающие в этой отрасли, просто исчезнут, если их нормализовать и сделать частью того, что мы делаем. И мне нравится, что сегодня у поклонников аниме нет даже второй мысли о том, какой может быть пол человека. Это похоже на то, что все развлекаются. Мы все вкладываем в это все свои силы. И везде есть представительство, что я считаю фантастическим, потому что оно так необходимо.

CAITLIN GLASS: Я думаю, это здорово, что люди, которым нравится аниме-фандом, действительно могут найти в нем дом и свое место, потому что аниме не является жанром само по себе. Это средство повествования. В нем так много жанров рассказов, и каждый найдет что-то для себя. Что касается содержания ЛГБТК, я думаю, что здесь, в западном обществе, я думаю, что мы действительно способны обращаться с этим материалом так, чтобы уважать его, возможно, даже больше, чем это делают японцы. Иногда, когда я вижу это в аниме, меня беспокоит, что это действительно просто чей-то фетиш с точки зрения японской зрительской аудитории. Потому что как культура, они не обязательно так открыты, как может показаться аниме. Так что приятно быть на конгрессах и видеть, как люди просто хотят быть самими собой.

ДЕН ОФ ГИК: Мне кажется, что в аниме очень интересно то, что женщин, кажется, отводит больше ролей, чего обычно не бывает в других областях. Расскажите немного об этой динамике, а если вы начали больше с озвучивания женских или мужских персонажей?

МОНИКА РИАЛ: У меня не так уж много мужских персонажей. Не знаю, есть ли в моем голосе что-то чисто женское. Я понятия не имею! Я бы хотел сделать больше! Однако то, что я действительно обожаю в этой среде, — это способность полностью отличаться от того, кем вы являетесь на самом деле. Роли, в которых я играю, я не смогу сыграть на экране и не смогу сыграть на сцене. Я склонен делать много того, что я называю «твари», что является своего рода неоднозначным, не для этого мира, чужеродным типом вещей. А иногда и буквальные твари. Это очень весело, потому что это не то, чем я мог бы заниматься на сцене. Или даже возможность сыграть маленькую девочку — это то, чего я не могу сделать в реальной жизни, потому что мне 45 лет. Возможность играть вещи, которые выходят за рамки того, что вы обычно использовали из-за вашего внешнего вида или биологии, является огромным преимуществом для актера. И это так весело. Мы играем все время.

CAITLIN GLASS: Как и Моника, я не играла много мужских ролей, хотя это в списке желаний. Я очень, очень хочу сыграть молодого главного героя-мужчину, у которого есть больше, чем просто сцена, но который похож на лидера. 12-13-летний энергичный мальчик или что-то в этом роде. Я бы с удовольствием это сделал. Но вы правы, это не так широко распространено в СМИ, кроме аниме. Я думаю, что в наши дни в западных мультфильмах есть тренд — это настоящие дети. Хотя, когда я был моложе, в мультфильмах было нормально, что главную мужскую роль играла женщина. Я думаю о шоу вроде Лаборатория Декстера, а может быть, даже совсем недавно, Довольно странные родители. В этих сериалах в ролях юношей исполняют женщины. Причина в том, что они рассчитывают, что шоу будет продолжаться долгое время. Вы не можете сделать этого с настоящим мальчиком, который переживет половое созревание, и его голос изменится.

Я также режиссер и актер озвучивания, и мне нравится идея работать с настоящими молодыми людьми. Но я также понимаю, что тематика аниме не всегда подходит для настоящего 12-летнего ребенка. Так что, как сказала Моника, нам приятно играть против шрифтов. Иногда появляется шоу, и это всего лишь мужской состав. Это чисто мужская история. Вот такая вот история. Но я думаю, может быть, у них будет воспоминание, когда им будет все шесть лет, и тогда я попаду в него!

Перейти в источник

Оцените статью
Cooboo.ru